Пернатый пешеход

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Среди травы выделялись два оконца чистой воды.

В меньшем из них я приготовил место для подсадной, воткнул в дно кол и укрепил рядом кружок для отдыха моей помощнице, с расчетом, что прилетевшие на ее зов селезни будут подсаживаться в большее оконце.

Так оно потом и оказалось.

В первую зарю подсадная долго купалась, охорашивалась, кормилась, хотя готовил ее к охоте почти неделю, наконец с неохотой она стала издавать так называемую «квачку». Однако на ее зов никто не прилетал.

В окрестностях, как всегда, бахали дуплеты, а то и очереди раздавались, видимо, нашими вольными стрелками правила охоты по-прежнему игнорируются, словно не для них писаны.

В траве среди кочек внезапно появилось темное шевелящееся пятно. Пытаясь рассмотреть получше, что это означает, я пошевелился в шалаше, а пятно оказалось головой селезня, он, естественно, взмыл и улетел прочь.

Я охочусь уже полвека. И ведь бывали же раньше случаи, когда в малую воду, как правило, «жвякая», селезень к подсадной приходил пешком, но об этом я как-то подзабыл. А этот кавалер пришел молча, может, это меня и смутило. Через час он прилетел снова, сделал круг над орущей подсадной и так же молча улетел.

На другой день все повторилось. Он прилетел, ни разу не подав голос, нарезал несколько кругов над вопящей и трясущейся от страсти «невесты» и полетел в карьеры. Не ори зря, Ксюха, говорю, жених, видимо, немой или дар речи потерял, пусть летит, его там встретят…

Финал случился на третий день, в понедельник. Молчун неожиданно возник на кочке, вытянув шею, вертел головой, пытаясь рассмотреть подсадную, а может, высматривал опасность, кто знает…

Пришел снова пешком и снова молча. Расстояние было на пределе возможностей дробовика, но особой кучности патрон — самокрут с «четверкой» в чоковом стволе сработал безупречно.

Я спокойно дождался, когда селезень повернулся боком к шалашу, и нажал на спуск. «Жених» оказался молодым, по упитанности не отличался от других добытых селезней, а почему не подавал голос, не знаю.

С моей подсадной я охочусь вторую весну. В прошлом году она работала не так азартно; если молчала, я давал «осадку» духовым манком, и Ксюха «включалась», а в эту весну манок даже не понадобился.

На такой страстный ее призыв ошалевший кавалер совершенно терял голову и с лету плюхался в соседнее с подсадной оконце. Так повторилось за дни охоты несколько раз. Охота удалась.

Для изготовления ногавки от традиционной кожи я отказался. Использую для этого капроновую ленту для сумок. Она не размокает в воде, не усыхает на воздухе и не преет. К пришитому к ногавке колечку пристегиваю мини-карабином с вертлюжком отрезок толстой 1,5 мм лески, прикрепленной к деревянному кольцу.

Кольцо надеваю на кол и опускаю его в воду. Оно свободно вращается на колу, не тонет, и леска не запутывается. Все просто и надежно.

Высота кола над водой должна быть не менее метра. Подсадная иногда пытается взлететь и может кольцо с короткого кола сдернуть.