Почему наука против весенней охоты?

Фото Дмитрия ЩАНИЦЫНА
Ведущий А.И. Лисицин:

Россия лишилась отечественного семеноводства и вынуждена покупать семена за рубежом.

Покупаются куриные яйца, высокопроизводительные породы домашнего скота и многое, многое другое.

Даже шмели, необходимые для перекрестного опыления в тепличном хозяйстве и на полях ряда видов сельскохозяйственных культур, закупаются за рубежом.

Целые направления сельскохозяйственной науки оказались в полном упадке. И до импортозамещения здесь очень далеко.

Как же это произошло? Банально просто — перестали финансировать сельскохозяйственную науку, генетические исследования в селекции растений и животных.

То же самое произошло и в подготовке кадров и финансировании вузовской сельскохозяйственной и природоведческой науки. Приглашают голландцев рекультивировать наши гигантские подмосковные помойки, уничтожив при этом целые институты, которые разрабатывали самые современные методы рекультивации «нарушенных земель».

Ушли целые научные школы, создававшиеся десятилетиями. Та же самая картина наблюдается и в охотничьей науке. Но отечественная школа мониторинга охотничьих животных жива, жива школа охотничьей орнитологии и дичеразведения и охотустройства.

Слава Богу, еще живы создатели этих школ. Школ успешных и даже легендарных. Почему же тогда прилагаются титанические усилия для того, чтобы и эти школы окончательно похоронить, а известных ученых не допустить в ведомственную охотничью науку?

Читайте материал «Егерь и охотовед — одни из самых опасных профессий в России»

Почему в вузовском охотоведении этого самого охотоведения почти не осталось, а историю охотничьего хозяйства преподают пчеловоды? Почему опять только десять дней весенней охоты вместо шестнадцати? Или шестнадцать дней весенней охоты «потрясли» весь охотничий животный мир и есть серьезные исследования, доказывающие это?

А может быть, для проведения более комфортной охоты на вальдшнепа в Западной Европе? Почему опять звучат призывы к вступлению в AEWA? Где отечественное Соглашение по мониторингу и согласованному использованию мигрирующих охотничьих животных? Где популяционное квотирование или хотя бы научно-методические наработки по движению в этом направлении?

Где Соглашения с Казахстаном и Белоруссией по добыче и охране пернатой дичи? Ведь ресурс-то разделенный. А что стало с отечественным охотничьим собаководством? Ведь именно ему «выкалывают глаза» и «вырывают зубы». Чьи уши торчат из-за этой громкой акции?

В.А. Кузякин, д-р биол. наук, профессор: Об этом мной и моими коллегами в последние годы написаны десятки и даже сотни критических и методических статей в разных охотничьих популярных и научных изданиях.

Прогнозировались надвигающиеся катастрофы, дальнейший упадок отрасли, которая в свое время давала 1% ВВП России. Предлагались конкретные действия по спасению отрасли. Но разве власти читают такие статьи или слушают ученых? Разве они видят надвигающиеся катастрофы?

А катастрофы уже есть. Одна из них — АЧС, которая принесла многомиллиардные убытки. Сельскохозяйственные, ветеринарные, охотничьи ведомства никак не могут договориться, как избавиться от этой напасти, кто и что должен делать. Нет межведомственной координации!

 

Почему наука против весенней охоты?

фото: Fotolia.com

А охотники приняли все на себя, и давай уничтожать кабана везде и совсем. А это основной объект охоты на копытных.

Пропагандируется вселение белохвостого оленя, который принесет еще большую беду всем копытным. Главное, никто за ошибки не отвечает! За пресловутый Закон «Об охоте…» № 209, за Стратегию развития охотничьего хозяйства, которые основаны на совершенно неправильных концепциях и направлены не на развитие отрасли, а на окончательное ее уничтожение.

Читайте материал «Очередной начальник регионального департамента охоты заподозрен в браконьерстве»

После ленинского Декрета об охоте отрасль жила и успешно развивалась без всякого закона в течение почти целого века. Но для того, чтобы все испортить, понадобился всего десяток лет! Современного мониторинга ресурсов и популяций охотничьих животных нет. Тем более основного ресурса любительской охоты — пернатой дичи.

Массовый охотник, не отличающий сойку от свиязи, сначала палит, а потом разбирается, кого же он добыл? Обязательных экзаменов по охотминимуму нет. А охотничьи власти ничем не отличаются от таких охотников, для них бы тоже нужен экзамен. А то в охотничьей статистике, какой ни на есть, и во всех официальных документах числятся «утки», «гуси» и т.п. — хорошо, что не просто — «птицы».

Дискуссия и нападки на весеннюю охоту были всегда. Сейчас тоже. Некоторые, с позволения сказать ученые, считают, что весенняя охота даже за десять дней наносит огромный ущерб популяциям водоплавающей дичи, имеет «катастрофические последствия», «не соответствует принципам устойчивого использования ресурсов водоплавающей дичи».

О каком устойчивом использовании ресурсов может идти речь, когда водоплавающая дичь за рубежом не просто добывается, а истребляется; когда в Греции добычу мигрирующих гусей измеряют не штуками, а тоннами?

Наши охотничьи власти не ведут никакой работы с зарубежными охотничьими организациями с целью сокращения их добычи — в интересах наших охотников, но готовы сокращать сроки наших охот. Зачем сокращать?! Нужно многократно увеличивать!

Читайте материал «Минприроды: изменения в Правила охоты не создают условия для VIP-браконьерства»

Наши «зеленые», в том числе и «ученые», так и норовят вступить в кабальное Соглашение AEWA, согласовывать наши действия с WWF, что означает стремление повергнуть охотничье хозяйство и всю страну под внешнее управление врагов нашего государства, ради своих меркантильных интересов.

А о сроках весенней охоты, наверное, Андрей Борисович скажет лучше.

М.Д. Перовский, д-р биол. наук, профессор: Коснусь образования охотоведов. За десятилетия отраслевого развития охотничьего хозяйства были разработаны научные и научно-методические основы его существования, причем прочно «вплетенные в ткань» нашей российской действительности.

Охотничье хозяйство развивалось успешно, действительно давало 1% ВВП России, успешно двигалось в направлении рационального использования охотничьих животных с использованием, в том числе, целой системы ООПТ и подготовило первую Красную книгу России. Решались и проблемы, которых хватало.

Как сейчас говорят — двигалось в направлении «устойчивого развития». И образование охотоведов было выстроено под отраслевое устройство.

Оно действительно поставляло подготовленные кадры, как среднего звена, так и компетентных охотоведов с высшим образованием, с хорошей зоологической подготовкой и ориентированных на самую передовую охотоведческую науку. Они успешно вливались в коллективы охотничьих инспекций, управлений и даже Главохоты. Это факт.

Я много писал об образовании будущих охотоведов как о системе, в том числе и в вашей газете. В настоящее время этой системы нет. Преподают все что угодно, только не «систему знаний» об охоте и охотничьем хозяйстве.

Во многом в этом виноват, безусловно, закон, который подорвал на законодательном уровне системные основы отраслевого устройства охотничьего хозяйства. Однако это не повод для разрушения системного подхода в образовании охотоведов.

Читайте материал «Устраняется неопределенность в законе об охоте»

Например, вслед за законом «учить» студентов квотировать добычу охотничьих животных на уровне охотничьих хозяйств, что является глупостью.

 

Почему наука против весенней охоты?

фото: Fotolia.com

К сожалению, за последние годы не появилось ни одного настоящего учебника по «общему охотоведению», который, несмотря на все эти «законы», системно, на современном уровне, осветил бы реальное устройство отрасли и привязал бы, крепко привязал к нему образование охотоведов. Я здесь впервые ввожу это понятие — «общее охотоведение». Надеюсь, оно приживется.

А охотиться весной можно и две, даже три недели. А «зеленое» словоблудие на эту тему, как справедливо заметил Владимир Александрович, не имеет под собой ничего, изрядно надоело и, что важно, направлено не на сохранение ресурсов, а на ущемление интересов российского охотника.

Ю.И. Рожков, д-р биол. наук, профессор: Следует отметить, понимание того, что произошло с наукой в последние несколько десятилетий «наверху», начинает приходить. Конечно, в первую очередь это коснулось науки, связанной с военно-промышленном комплексом.

Но вы, Александр Иванович, правы — пришло время и для охотничьей науки. Насколько я понимаю ситуацию, и в департаменте не удовлетворены состоянием дел в ведомственной науке. Пришло время для ее переформатирования.

В предыдущих «Посиделках» я уже говорил, что малосведущие в зоологии и генетике «ученые» из Центрохотконтроля взялись за популяционную биологию, и очень хорошо представляю, что они могут натворить, учитывая «передовой опыт» реформирования ЗМУ.

Ко мне «бегают» за консультациями. Но замечу, что метод «испорченного телефона» здесь крайне вреден и результата не даст. Я имею в виду положительный результат. Ведь здесь нужен серьезный анализ, а свою голову, как говорится, другому «не пришьешь».

Читайте материал «Минприроды обобщила результаты работы по охране природы за пять лет»

Безусловно, нужно полностью переформатировать ведомственную науку. Чтобы там была действительно наука, и можно было двигаться вперед, чтобы можно было на практике бороться за сохранение популяционного биоразнообразия, а не симулировать научные исследования на эту тему.

Два слова о собаках. У меня всегда были собаки — лайки. Я знаю Ларису Артуровну Гибет и очень благодарен ей за статью, опубликованную в «РОГ». Я соглашусь с Андреем Борисовичем (недавно прочитал его статью), здесь сплошная «зеленая» политика, причем злобно антироссийская.

Отечественное охотничье собаководство, его неоспоримые достижения — народное и государственное достояние, и именно на него направлены нападки «зеленых». А все эти бесконтактные притравки очень напоминают европейскую толерантную мышиную возню.

А.Б. Линьков, канд. биол. наук: Центрохотконтроль называет шестнадцатидневную весеннюю охоту не иначе, как «длительная и широкомасштабная». На фоне резкого сокращения научно-технического потенциала ведомственной науки это неудивительно. Соглашусь с неутешительной констатацией факта Владимира Александровича.

Действительно, значимых НИОКР в Центрохотконтроле нет. Во всяком случае, об этом свидетельствуют публикации последнего десятилетия. Статья профессора Данилкина, скажем так, о своеобразном понимании природы возникновения и длительного существования АЧС в России, в интерпретации этого подразделения Охотдепартамента, и месте кабана в охотничьем хозяйстве тому свидетельство.

 

Почему наука против весенней охоты?

На фото Андрей Линьков. Фото Сергея Фокина

Эта статья очень похожа на откровенную порку за непрофессионализм и антинаучность, но понимают ли это в Центрохотконтоле? Вряд ли. Еще в конце прошлого века в отечественном охотоведении (да и в мировом тоже) в рамках концепции управления популяциями были изготовлены два научно-методических «ключа» к этому управлению.

Читайте материал «Госдума планирует разрешить охоту в зеленых зонах»

Первый — популяционное распознавание объектов опромышления (добычи). Второй — слежение за территориальным перераспределением опознанных популяций, то есть за миграциями. Это самый короткий путь к сохранению популяционного разнообразия массовых охотничьих видов животных.

Ни тем, ни другим ведомственная наука последние десять лет не занималась. Да и не могла заняться. Прав коллега Рожков — уровень компетенции не тот. К сожалению…

Соглашусь с профессором Кузякиным, о чем я и высказывался неоднократно: десятидневная весенняя охота по перу — это позор ведомственной «науки».

На фоне запредельных объемов добычи куликов и гусеобразных к западу от нынешних российских границ, без определения популяционной принадлежности, говорить о сохранении популяционного разнообразия просто смешно.

В конце концов нужно просто открыть учебник по популяционной биологии или фундаментальный труд профессоров Рожкова и Проняева и прочитать там, что есть такое понятие, как естественная ювинильная смертность, которая имеет свои популяционные параметры и среднемноголетнюю динамику. Именно с ней и нужно соотносить добычу.

От редакции: А некоторым нашим думским охотникам и по совместительству владельцам охотничьих хозяйств можно только пожелать бесконтактной охоты с детским ружьем, стреляющим пробками, привязанными к нему веревочками.

А то, не дай Бог, даже пробка может прихлопнуть какую-нибудь очень зеленую «муху-цокотуху», и будет общеевропейский скандал о ее «жестоком убийстве этими русскими варварами».

Полагаем, традиционные российские охоты не должны быть «новеллами» в постоянной чехарде изменений Правил охоты в России, к тому же нуждающихся в согласованиях с WWF.