Градац

Большой слизень ползет по мокрой траве. Солнце не взошло, роса не блестит, – деревья, трава, цветы, крыша дома, деревянная ограда, — кажутся умытым. Шершень, живущий под крышей, проснулся, и летает над ветвями деревьев, собирает спящих насекомых. Цветы в саду у дома только начинают распускаться, а птицы поют, их много, — кукушка выделяется из общего щебета. 

Мокрая тропинка ведет к реке, тут пока никого. Один шаг в воду и темная форель метнулась в яму под скалой. Над скалой, на кусте бересклета, сидит сойка, смотрит на меня. Днем жарко, а сейчас, в половине шестого утра, приятная прохлада! По воде плывет уж, что это он проснулся так рано? Змей, судя по аккуратным стендам с информацией, расставленным вдоль реки, здесь очень много. Вчера, недалеко от истока, я видел большого орла, он летел низко над рекой, в клюве у него была большая змея, тело извивалось, хвост касался воды. Потом птица исчезла в кронах огромных дубов, что растут на отвесных скалах каньона.

Градац

Проходит полчаса, солнца еще нет, но стало теплее, первые насекомые вылетают из реки: огромная золотая веснянка, — массивное тело, прозрачные, переливающиеся слюдой крылышки… Веснянка тяжело взлетает и исчезает в зарослях на берегу. Вторая, третья – вот уже несколько необычных насекомых, у нас таких не бывает, кружатся над рекой. Это не литературное сравнение, они словно золотые эльфы на фоне светло-голубого неба. Полетели поденки всех видов – желтые, серые, и даже белоснежные и очень большие. Сегодня рыба ими не интересуется, неизвестно почему!

Градац

Сухая мушка не будет работать, — выходов рыбы нет совсем. Берег крутой, над водой торчат красные, черные, желтые корни, они как змеи переплетаются и шевелятся, — быстрые струи воды дергают, рвут их. Тяжелый стример с красной головкой приятно перекатывается в ладони, ах, как здорово ловить на мушку, связанную своими руками, пусть кривую, неаккуратную, но свою! Я встал рядом с берегом, выше ямки, над ней желтым пауком нависают корни, и положил стример на воду прямо на выходе из ямы, почти у корней, и быстрыми короткими стрипами завел приманку под корни. Ррраз, белое тело форели выскакивает из темноты, но не трогает стример, не успевает. 

Еще проводка, снова рыба быстро появляется и так же быстро исчезает. Слишком легкая муха. Нужен самый тяжелый стример, — свинцовый джиг-стример из полоски кролика.  Тяжелый заброс, стример ложится на дно на выходе из ямки и небольшими подскоками идет все глубже, так что я перестаю его видеть! Ббам, удар передается в руку, и толстая белая форель рывком пытается забраться к себе домой, под корни!  Милая, не на того напала, от меня не уйдешь без фотосессии!

Градац

Огромный валун, за ним глубокая яма, вода в ней крутится, не дает сделать проводку. Даже самый тяжелый стример выталкивает потоком.  Несколько раз пытаюсь сделать хорошую проводку. Вдруг на поверхности и даже отчасти в воздухе, появляется огромный хвост форели, размер – как у семги. Тела в водовороте не успеваю заметить. Все происходит тихо, без всплеска, и рыба снова исчезает в глубине, под валуном. Только сердце продолжает сильно стучать в ушах.

Градац

Множество поклевок, десяток форелей за полтора часа побывали в подсаке. Иногда за стримером устремлялись две-три рыбы. Над головой уже небольшая золотистая тучка веснянок. Почти восемь часов утра. Возвращаюсь, уже от реки чувствуется запах кофе. Заспанные товарищи, почесываясь садятся за стол. Они проспали лучшее время на реке. Впрочем, кто знает, что лучше — сны о рыбалке или грезы на реке. Да и я уже не верен, спал ли я, и видел золотых эльфов, или не спал, а грезил, лежа в постели у окна, под шум реки и пение птиц? 

Градац

Градац. Закат.

Днем на реке жарко. Особенно на открытых участках. Но таких не много, река течет в каньоне, он тянется на много километров. Клев днем стихает, хотя и не прекращается вовсе. Вечером, когда ветер стихает и над водой начинает подниматься пар, особенно в самых узких местах реки, зажатых отвесными скалами, поросшими мхом и папоротниками, — наступает время массового вылета насекомых: ручейников, веснянок, поденок… 

Все цвета и размеры здесь, и оттого трудно подобрать нужную мушку!  Но если рыба показывает себя, то лучше всего привязать самого крупного жука и на коротком шнуре, прячась за деревом или большим камнем, подбрасывать его на участки с ровным течением, дразнить форель мелким подергиванием, изображая агонию упавшего в воду насекомого, — успех почти всегда гарантирован. Тут не нужны длинные забросы – река слишком быстрая, и управлять мушкой на расстоянии невозможно, да и слишком много препятствий вокруг.  Только накоротке, в полной готовности подсечь рыбу!

Градац

Цикады, кузнечики, птицы, насекомые, – все это словно огромный, живой оркестр! Нужно будет разобраться во всех этих звуках. Кто это стонет на горе, кто кричит словно ребенок, кто ухает и завывает? Туман становится плотнее, из белых клубов вылетают и снова исчезают насекомые. 

Мушку почти не видно. Жаль уходить. Сколько же я поймал сегодня? Не помню. Много. Выхожу из реки и понимаю, что ноги и спина не просто болят, а кричат о помощи. Сяду на траву у края воды. Как хорошо, что здесь совсем нет комаров, мошки, слепней и оводов. Можно лечь на землю, слушать лес и реку, смотреть на темнеющее небо сквозь редкие просветы в тумане.

Градац

Ужинать! Выпить вкусного вранца и спать! Открыть окно, — река шумит в нескольких метрах внизу, лес разговаривает вокруг дома. Засыпаю, и снова вижу каждую рыбу, что поймал сегодня. Но та, самая большая, показавшая свой огромный темный хвост, она все еще там, не обманутая мною, в глубокой яме под большим валуном. За ней нужно сходить завтра утром, перед рассветом…

Градац

Источник: fishbusinezz.ru